Поиск
ГлавнаяНовостиОбщество"Промежуточный финиш" третьей Думы: отчет о работе депутата Олега Смолина (осень 2001 - лето 2002)

"Промежуточный финиш" третьей Думы: отчет о работе депутата Олега Смолина (осень 2001 - лето 2002)

09.10.2002

Уважаемый читатель!

Следуя закону и собственной традиции, представляю фрагмент из будущего полного отчета. Если Вы увидели его не в оппозиционной газете, значит, законы в России еще иногда соблюдаются. Поблагодарим же за это редакции, которые следуют закону и принципам свободы информации. Как обычно построю отчет по трем направлениям: политическая позиция; законодательная работа; решение омских проблем в Москве.

1. Политическая позиция

Выбирая депутата Госдумы, многие, если не большинство людей, учитывают его политическое лицо. Моя позиция в этом году существенно не изменилась, как, впрочем, и в предыдущие 12 лет. Не входя в политические партии, остаюсь убежденным сторонником Народно-патриотического союза России, руководителем его Омской организации и членом высшего федерального постоянного органа – Координационного Совета. По-прежнему уверен, что изменить курс экономической и социальной политики, вывести страну из кризиса и обеспечить нам достойное место в мире способен только широкий блок левых и патриотических сил, ведущей силой которого сегодня остается Компартия России.

Проблемы левого фланга.

Именно ради сохранения широкого левого и патриотического блока я выступал против исключения из КПРФ Г.Н. Селезнева, хотя хорошо знаю, что в подобных ситуациях так поступали практически все партии – от «Единой России» до СПС и «Яблока». Думаю, левые силы все еще имеют единственный в своем роде шанс превратить зло в добро: если Г.Н. Селезнев, обидевшись, не качнется вправо и сохранит прежние политические взгляды; если на следующих выборах он возглавит лево-центристскую «колонну»; если между "колоннами" КПРФ-НПСР и партии Селезнева удастся заключить союз, согласовать избирательные округа, помогать, а не мешать друг другу; – только в этом случае есть шанс двумя списками набрать не 25 % голосов, как КПРФ на прошлых выборах, а, по крайней мере, 30 % или 35 % (по опросам в нашей стране, идею социальной справедливости разделяют 60-70 % граждан). Напротив, борьба и взаимные обвинения приведут лишь к потере голосов КПРФ-НПСР, а партию Г.Н. Селезнева, скорее всего, оставит за пределами пятипроцентного барьера.

Внешняя политика: обходной маневр или самоубийственная «мертвая петля»?

Бесцветно-послушное большинство Госдумы молча "проглотило" или даже приветствовало тот крутой вираж во внешней политике, который предпринял Президент России после 11 сентября 2001 года. Парадоксально, но факт: руководство США использовало американскую трагедию для укрепления собственных позиций в мире, а российское руководство, напротив, свои позиции ослабило и фактически превратило страну в сателлита США. Даже Б.Н. Ельцин никогда не соглашался:

  • с размещением американских баз в Средней Азии, а американских инструкторов – в Грузии;
  • с вступление в НАТО бывших республик СССР (Литвы, Латвии, Эстонии и даже Украины);
  • с выходом США из договора о противоракетной обороне (ПРО) и началом практической реализации ими программы «звездных войн». Ныне все названные позиции фактически сданы, а российское руководство лишь повторяет, что никак не скажется на отношениях с США.

Протест против сальто мортале внешнеполитического курса, ущербного для интересов России, выражали лишь депутаты от лево-патриотической оппозиции. Среди прочего, по моему предложению Госдума поручила комитетам по обороне, по безопасности и по международным делам проанализировать и доложить на пленарном заседании геополитические последствия выхода США из договора по ПРО.

Экстремистом могли объявить любого.

Президентский законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" в том виде, как он был внесен в Госдуму, мог покончить в России с политической оппозицией и остатками демократии вообще. К экстремистской в законопроекте была отнесена любая деятельность, направленная на возбуждение не только религиозной и национальной (как во всех странах), но и социальной вражды. Полдня пленарного заседания Думы мне пришлось потратить на то, чтобы объяснить депутатам и представителю Президента, что под такую формулировку может попасть чуть ли не любая партия или думская фракция: профсоюзы, которые призывают к забастовке, представители правящей партии, которые критикует бюрократию за торможение "реформ" Президента (бюрократия – тоже социальная группа), и даже члены группы «Народный депутат», которые внесли в Парламент законопроект об уголовной ответственности для сексуальных меньшинств. В конце концов с огромным трудом удалось «продавить» поправку, признающую экстремизмом деятельность, направленную на возбуждение социальной вражды, лишь в том случае, когда она связана с насилием или призывами к насилию. Следовательно, мирные формы социального протеста, слава Богу, не были объявлены вне закона.

Референдум: выбор должен сделать народ.

Современная политическая ситуация в стране парадоксальна: все недовольны, но голосуют – «за»! Недовольны ростом цен на коммунальные услуги, низкой зарплатой, особенно в бюджетной сфере, недовольны намерением распродать землю – последнее национальное богатство, недовольны тем, что доходы от нефти, газа, черных и цветных металлов и других природных богатств достаются «олигархам», а не большинству граждан страны. Но при этом рейтинг Президента остается достаточно высоким. Многие все еще думают, как 300 лет назад, что "царь хороший, а бояре плохие". В Думе 130-140 депутатов из 450 могут сделать немногое, а массовые акции протеста достаточно редки.

В таких условиях еще полтора года назад я публично предложил руководству Народно-патриотического союза России напрямую обратиться к народу и вынести на референдум самые больные вопросы нашей жизни. После долгих сомнений и обсуждений решение о референдуме было принято. В Краснодаре состоялось собрание инициативной группы, от имени которой мы предложили обратиться к народу со следующими вопросами:

  1. о запрете продажи земли, за исключением дачных, огородных, приусадебных участков, земель под частными домами и хозяйственными строениями. Этого требовали российские крестьяне в 1905 и 1917, требовали великие русские писатели, включая Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого. По опросам, за это и сейчас выступает около 60 % населения страны;
  2. об установлении предельного размера оплаты за жилье и коммунальные услуги не выше 10 % дохода семьи;
  3. об установлении с 2004 г. минимальной зарплаты на уровне прожиточного минимума. До сих пор никто из «великих экономистов» в Правительстве не ответил на вопрос: как прожить (точнее, выжить) на зарплату ниже прожиточного минимума? Некоторые, правда, предлагали безработным шахтерам "собирать грибы…";
  4. о сохранении исключительно в государственной собственности (а в случае приватизации – о возвращении государству) недр, лесов, водоемов, предприятий топливно-энергетического комплекса, черной и цветной металлургии, оборонных заводов. Без этого в стране не будет ни достойной зарплаты, пенсий и пособий, ни подлинной национальной безопасности. По расчетам ученых Российской академии наук, это способно дать стране еще один федеральный бюджет – около 70 млрд. долларов в год.

Войдя в центральный штаб по проведению референдума, хорошо понимал, что его попытаются заблокировать всеми средствами. Однако это, быть может, наш последний шанс изменить экономический курс в интересах большинства народа при действующем Президенте.

Увы, президентская администрация и послушное ей большинство Думы, вопреки международному опыту, элементарным демократическим нормам, вопреки Конституции и даже собственному регламенту, «продавила» закон, запрещающий проводить референдумы полтора года из каждых четырех. При этом в отношении колеблющихся депутатов применялись все методы, включая подкуп и запугивание. Против закона выступили не только депутаты лево-патриотического блока, но и оставшиеся в стране правозащитники – «последние из могикан». Даже «Московский комсомолец» назвал принятие закона государственным переворотом в Государственной Думе, а «Независимая газета» написала, что депутаты, голосовавшие за него, подпадают под статью Уголовного кодекса об узурпации власти! Естественно, я не только выступал против закона, но и направлял к нему издевательские поправки, которые должны были подчеркнуть его абсурдность. Теперь мы намерены перенести вопрос в Конституционный Суд, парламентскую ассамблею Совета Европы и Европейский Суд по правам человека.

Ключевые законы: голосовал – как обещал.

Главное выражение политической позиции депутата – не слова и даже не участие в партиях и блоках, но результаты его голосований по ключевым законам. Могу твердо заявить, что за прошедший год, как и прежде, не поддержал ни одного закона, ухудшающего положение наших людей с низкими или средними доходами, и наоборот, всегда поддерживал законы, направленные на улучшение их положения, а также на поддержку отечественных товаропроизводителей.

За время двух прошедших думских сессий я, в частности, голосовал выступал и голосовал против:

  • Земельного кодекса и Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», разрешающих распродавать российскую землю;
  • блока законов о реформировании железных дорог, узаконивающих распродажу в частные руки подвижного состава, подъездных путей и даже… мостов! Законы грозят оставить без работы не менее 400 тысяч железнодорожников;
  • новой редакции Закона «О банкротстве», облегчающего разорение отечественных предприятий;
  • поправок к жилищному законодательству, позволяющих выселять граждан из постоянно занимаемых квартир во временное жилье;
  • нового закона о гражданстве, который окончательно отрезал от России десятки миллионов наших соотечественников, прежде всего, в республиках бывшего СССР;
  • закона о бюджете на 2002 год, в котором для иностранных кредиторов предусмотрено денег в 50 раз больше, чем для наших ветеранов на компенсацию вкладов, украденных в 1992 году;
  • налоговых законов, отбирающих льготы у образовательных, медицинских, культурных учреждений, средств массовой информации, организаций и предприятий инвалидов и т.п.

Положительная законотворческая работа – тема следующего раздела.

2. Законодательная работа

Что бы там ни говорили, законодательная работа для депутата должна оставаться главной. За прошедший год мне удалось выступить автором или соавтором 22 законов и законопроектов, а также нескольких сотен поправок к законам в самых различных областях: от регулирования цен и сохранения социальных гарантий по коммунальным услугам до русского языка как государственного, но прежде всего – законов в социальной области.

В целом же за прошедший год ситуация в Госдуме принципиально не изменилась: большинство депутатов по-прежнему не имеет собственного лица и голосует автоматически за все, что предлагает Правительство и Президент. А в летние месяцы и в конце года – в авральном порядке. После этого многие начинают сокрушаться о том, чего впопыхах напринимали. Не случайно, согласно Всероссийским опросам, второй Государственной Думе доверяли около 20 % населения России, а третьей – только 5 %!

Зарплата: для жизни или для выживания?

Пожалуй, главное достижение прошедшего года – декабрьское повышение зарплаты работникам образования, медицины, науки и культуры в среднем в 1,54 раза (тарифная часть увеличилась в среднем в 1,89 раза). Решение принималось специальным законом, где мне довелось быть членом согласительной комиссии. Даже этот очень скромный закон проходил тяжело. Наши попытки ввести его в действие раньше, и сохранить «вилку» между 1-м и 18-м разрядами хотя бы на уровне 1:6 (а не 1:4,5) не были поддержаны большинством Госдумы. Конечно, шаг вперед сделан, но, по данным профсоюзов, в 1-м квартале 2002 г. средняя зарплата, например, в образовании остается на уровне 60 % от промышленности (в 1940 г. была 97 %) и к началу 2003 г. почти у половины «бюджетников» опять окажется ниже прожиточного минимума.

Следующее повышение зарплаты Правительство соглашается произвести лишь в октябре 2003 г. и только на 33 %, чтобы перед выборами народ вздохнул с облегчением и снова проголосовал, как надо. Мы поддерживаем требования профсоюзов о повышении зарплаты бюджетникам в полтора раза с 1 января 2002 г. Для компенсации роста цен зарплата должна вырасти в январе, как минимум, на 20 %. Такой закон в Госдуму внесен.

Что касается минимальной зарплаты, то официальные восторги по поводу ее стремительного роста не в ладу с элементарной арифметикой. Если учесть, что рост цен более или менее соответствует росту курса доллара, то накануне августа 1998 г. минимальная зарплата в 83,5 рубля при курсе доллара в 6 рублей с небольшим составляла неполных 14 долларов. На 1 сентября 2002 г. минимальная зарплата 450 рублей при курсе доллара примерно 31,5 составляет… все те 14 долларов с копейками!

Все попытки принять закон о повышении в течение 2-3 лет минимальной зарплаты до прожиточного минимума (соавтором одного из таких законов мне довелось быть) блокируются Президентом, Правительством и думским большинством. В кулуарах или на рабочих группах представители Минтруда и Минфина заявляют, что минимальная зарплата выйдет на прожиточный минимум в 2010, 2012 или даже… в 2030 году!

Группа депутатов от правящего блока предложила решить вопрос следующим образом: без дополнительных денег перейти на минимальную почасовую оплату труда 10 рублей в час и тем самым якобы вывести низкооплачиваемых на прожиточный минимум (10 рублей х 168 часов в месяц = 1680 руб.). Однако в жизни это приведет лишь к тому, что многие работники с низкой зарплатой будут переведены на режим неполного рабочего времени, а школы, больницы и многие другие организации лишатся нормальных постоянных работников. Вообще, реформа зарплаты без дополнительных денег – это нечто вроде непорочного зачатия без помощи Господа Бога!

Пенсии: кого обогатит накопительная система?

Работа над новыми пенсионными законами потребовала очень много времени и сил, но дала лишь сравнительно небольшие результаты. С помощью поправок ко второму чтению удалось:

  • ввести в закон положение о том, что если размер пенсии, рассчитанной по новым правилам, окажется ниже, чем рассчитанной по прежним, то пенсия уменьшаться не должна. На практике, однако, работающие пенсионеры стали получать не меньше, чем получали, но меньше, чем могли бы получать по 113-му закону, если бы прекратили работу;
  • ликвидировать разницу между пенсиями работающих и неработающих и тем самым прекратить экономическое стимулирование бегства пенсионеров с низкооплачиваемой работы;
  • сохранить право на две пенсии для тех, кто их получал прежде (инвалидам вследствие военной травмы, участникам ВОВ, ставшим инвалидами, родителям погибших военнослужащих, вдовам участников ВОВ, не вступившим в новый брак и др.);
  • сохранить досрочную пенсию (за выслугу лет) для продолжающих работать по специальности педагогов и сельских медиков при стаже 25 лет, для городских медиков – при стаже 30 лет. Прежде Правительство требовало ликвидировать это право. В настоящее время готовится новый список профессий и должностей, дающих право на такую пенсию;
  • увеличить до 900 рублей базовую пенсию для инвалидов I группы, детей-инвалидов, инвалидов с детства;
  • сохранить право инвалида на получение пенсии при продолжение работы;
  • включить в пенсионный стаж 3 года ухода за детьми, но лишь для тех, кто будет уходить на пенсию с 2002 года.

Однако коренные проблемы пенсионной реформы остались нерешенными.

1. «Нестраховые периоды». Не включены в пенсионный стаж: время учебы, годы ухода за детьми (до 8 лет стажа для женщин, ушедших на пенсию до 2002 года), годы работы на Севере и службы в армии с коэффициентами. Это тем более нелепо, что за последние 3 года в стране стало на 4 миллиона меньше детей, что люди с высоким образованием в среднем больше приносят пользы своей стране, а северяне и военнослужащие обеспечивают решение важнейших государственных проблем.

Еще в 1999 г. вторая Дума принимала мою поправку о возвращении этих периодов в пенсионный стаж, однако тогда ее заблокировал Совет Федерации. В 2001 г. аналогичный закон, набравший в Думе более 300 голосов, был отклонен Президентом. В настоящее время такой закон вновь принят в 1-м чтении, но результата гарантировать нельзя.

2. «Культ потомков» за счет «предков». Переход к накопительной системе в России связан с тем, что часть пенсионных денег изымается из «общего котла» и уже не делится между современными пенсионерами, но формально зачисляется на индивидуальные счета пенсионеров будущих. На практике же этими деньгами распоряжается Пенсионный фонд. В 2002 году таких денег примерно 55 млрд. рублей, в 2003 будет более 120 млрд. (более 10 бюджетов Омской области). Этих денег более чем достаточно, чтобы вернуть пенсионерам украденный стаж. Следовательно, от реформы теоретически могут выиграть молодые, но пожилые от нее уже проиграли.

3. Новая «пирамида». Самое интересное, что и в 2002, и в 2003 году недоплаченные пенсионерам огромные деньги Пенсионный фонд вкладывает не в промышленность, где они могли бы обеспечить экономический рост и рабочие места, но, представьте себе,.. в государственные ценные бумаги! Следовательно, повторяется политика Черномырдина-Кириенко, которая привела к «черному августу» 1998 года. В этом случае пенсионные деньги на индивидуальных счетах молодых превратятся в дым так же, как совсем недавно – вклады ветеранов.

4. Подрыв базовых отраслей производства. Для отраслей с тяжелыми и вредными условиями труда пенсионная реформа предполагает создание профессиональных пенсионных систем. На первый взгляд, выглядит это справедливо: вредит производство здоровью работника – пусть за его счет работник и получает досрочную или повышенную пенсию. Однако предложенный Правительством и принятый Госдумой в 1-м чтении проект закона фактически подрывает базовые отрасли и ведет к массовым увольнениям.

Проект предполагает, что предприятия таких отраслей будут дополнительно отчислять на выплату досрочных пенсий 14 % от фонда заработной платы. В ответ работодатели, конечно, в массовом порядке будут увольнять железнодорожников, металлургов, шахтеров, нефтяников, газовиков, работников лесной и химической промышленности. Не случайно 10 профсоюзов базовых отраслей высказались категорически против принятия закона. Разумеется, я голосовал против него. Но вопрос о том, удастся ли улучшить проект ко второму чтению, зависит от работы профсоюзов с депутатами каждого региона. Правительство дало нам некоторые обещания, но, думаю, угрозу окончательно могли бы отвести лишь массовые акции протеста в базовых отраслях производства.

Коммунальная «реформа»: бездомных станет больше.

Повышение платы за жилье и коммунальные услуги – самый острый вопрос последнего года. Грустно и смешно: выступая в Госдуме 18 апреля 2002 г., Г. Греф заявлял, что Правительство не требует от регионов устанавливать цены на такие услуги на уровне более 50 % от реальных затрат. Однако на деле тем регионам, которые не вздувают цены до 90 % от затрат, "центр" отказывает в финансовой поддержке.

Более того, Правительство внесло в Госдуму законопроект, в котором требует, чтобы с 2003 года все платили за жилье и коммунальные услуги 100 %. При этом предлагается отменить льготы для сельских работников образования, медицины и культуры, а также для ветеранов труда. Ветеранские льготы отдаются субъектам федерации: хочешь – ликвидируй, а хочешь – сохраняй, но за свои деньги, без помощи российского бюджета. Тем самым, будет "съедено" хваленное повышение заработной платы и пенсий.

Мне удалось стать соавтором альтернативного закона, который предусматривает ограничение роста цен на коммунальные услуги, сохранение всех действующих льгот и даже расширение их на членов семей работников образования, медиков, работников культуры, ветеранов и инвалидов. Мы понимаем, что шансы закона не велики, но намерены пройти свой путь до конца, в т.ч. побороться в судах за право народа высказаться по этому вопросу на референдуме.

Земля: вместо фермеров – новые помещики.

Под давлением Правительства и Президента большинство Госдумы приняло не только Земельный кодекс, но и закон об обороте земель сельхозназначения. За редким исключением землю в России разрешили распродавать.

Правда, при 2-м чтении в закон внесены две существенные поправки. О первой говорили много: запрещено продавать земли сельхозназначения иностранным гражданам, хотя и не запрещено – компаниям с иностранным участием. Это немного успокоило пограничные области, но не решило проблемы в целом. В России живет достаточно людей с двойным гражданством, например, германским или израильским. Таким людям в продаже земли по закону отказать невозможно.

Вторая поправка касается размера предельного земельного участка в одних руках. Продавливая закон в 1-м чтении, Правительство специально позаботилось о «новых русских», записав, что нельзя устанавливать предельный размер земельного участка в одних руках на уровне меньше 35 % площадей сельского района. Треть земель, например, Омского района могла бы оказаться в одних руках! При 2-м чтении это положение было исключено и право устанавливать предельные размеры земельных участков передано субъектам федерации. Иначе говоря, будут ли в Омской области новые крупные помещики, зависит теперь от омского губернатора и Законодательного Собрания. Однако это слабое утешение, поскольку уже сейчас земельные участки записывают на себя, на жену, на брата, на свата, на свата брата и т.п., т.е. фактически в одних руках концентрируются большие земельные владения.

Я всегда выступал против распродажи российских земель, но в Думе мы уже проиграли. Если не удастся отсудить для народа право на референдум сейчас, его все равно надо будет проводить после 2004 года.

Налоги: богатые не заплачут, а бедные?..

Правительство и большинство Госдумы продолжили налоговую политику, направленную на то, чтобы люди и организации с высокими доходами платили меньше налогов, а люди и организации с доходами средними и низкими фактически платили больше.

«Олигархи» с миллиардными доходами и работники с зарплатой меньше тысячи рублей по-прежнему платят одинаковый 13-процентный налог, чего нет ни в одной «цивилизованной» стране мира. Налоги на коммерческие организации снижены, зато отменены большинство льгот для социального бизнеса и организаций некоммерческих. В результате в первой половине года быстрее других росли цены на лекарства, новые квартиры, товары для детей, на книги, включая учебники, на платные образовательные услуги и т.п., а десятки тысяч инвалидов потеряли рабочие места.

Совместно с другими депутатами мною было внесено четыре законопроекта и несколько десятков поправок, направленных на сохранение налоговых льгот для образования, медицины, науки, культуры, организаций инвалидов и социально ориентированного бизнеса. Однако большинство поправок было провалено Правительством и покорным ему думским большинством, а рассмотрение законов отнесено на осеннюю сессию.

Что касается налогообложения малого бизнеса, то я голосовал за закон О. Дмитриевой – И. Грачева, более благоприятный для небольших фирм, чем президентский и за все поправки, улучшающие президентский проект. Интересно, что однотипные предложения к этому закону ставились на голосование Е. Лигачевым от имени левого блока, Е. Примаковым от имени Торгово-промышленной палаты, О. Дмитриевой и И. Грачевым в качестве лидеров партии развития предпринимательства. В итоге организации, работающие по упрощенной схеме, удалось освободить от социального налога, однако в целом закон оказался весьма урезанным.

Образование: для всех или только для избранных?

Вопреки слухам и несмотря на перевороты в Государственной Думе, я по-прежнему остаюсь заместителем председателя Комитета по образованию и науке, ответственным за законодательство в области образования. Иное дело, что работать теперь намного труднее.

В последние 12 лет в России продолжается борьба между элитарным и демократическим направлениями в образовательной политике. Сторонники первого полагают, что качественное образование должно быть доступно людям с высокими доходами, а в лучшем случае – еще и с исключительными способностями. Сторонники второго направления уверены, что путь к образованию следует открыть всем, кто хочет и способен его получить, независимо от богатства. Более того, чтобы право на образование было действительно равным, во время его получения необходимы меры государственной поддержки для инвалидов, сирот, для бедных и малообеспеченных. Теперь борьба этих направлений происходит не только между Правительством и Парламентом, между различными партиями и их фракциями в Парламенте, но и внутри думского Комитета по образованию и науке. Вместе с прежним председателем Комитета И. Мельниковым мы всегда отстаивали демократическое направление в образовательной политике, тогда как новый председатель Комитета периодически колеблется между двумя направлениями.

Достижения образовательного законодательства за последний год скромны, но каждое из них далось с большим трудом. Помимо повышения зарплаты и сохранения досрочной пенсии (см. предыдущие разделы), отметим следующее:

  • сохранение льготы по налогу на добавленную стоимость на большую часть образовательных услуг (без этого цена таких услуг сразу поднялась бы на 20 %);
  • выделение в бюджете 2002 года 1 млрд. рублей на компьютеризацию школ в городах и поселках городского типа. Правительство этих денег в бюджете не предусматривало;
  • увеличение расходов в бюджете 2002 года по программе «Дети-сироты» – в 10 раз, по программе «Одаренные дети» – в 75 раз. Правительство считало, что эти программы уже выполнены, и денег на них почти не предусматривало;
  • решение повысить зарплату работникам образования с 1 октября 2003 г. на 33 %. Мы требовали, чтобы в 2004 году средние ставки в образовании вышли на уровень средней зарплаты в промышленности.
  • решение повысить надбавки за ученые степени в 3 раза с 1 января 2003 г. (мы требовали в 5 раз, причем не только за степени, но и за ученые звания доцента и профессора);
  • решение поднять стипендии студентам и учащимся ПТУ в 2 раза с 1 сентября 2003 г. Мы требовали повышения сначала с 1 января 2002 г., а затем – с 1 января 2003 г.

После многолетней работы при моем участием принят в 1-м чтении Закон о государственном стандарте общего образования. Закон, в частности, предусматривает:

  • 11-летний срок обучения в средней школе. – Следовательно, если Правительство захочет вводить 12-летку, это придется делать только через изменения к Закону;
  • сохранение в российской школе предметной системы. – Многие горе-реформаторы предлагают заменить учебные предметы интегрированными курсами, а полноценное образование – функциональной грамотностью (например, вместо физики, химии, биологии, географии преподавать только общий курс естествознания);
  • полноценное количество часов, которые должны по нормативам финансироваться государством. – Правительства Е. Гайдара, В. Черномырдина, а также их современные наследники предлагали и предлагают нам вместо этого «минимальный стандарт», т.е. хотят свести количество учебных часов, оплачиваемых государством, к минимуму, а за все остальное заставить платить родителей.

По всем этим и другим вопросам борьба вокруг государственного образовательного стандарта продолжается и обещает быть острой.

Пожалуй, главное, что пока удается сделать для образования, – это защитить его от новых попыток приватизации. Однако в Правительстве готовится проект закона об изменении статуса государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры на организации, близкие к государственным унитарным предприятиям. Такая замена угрожает последствиями двоякого рода.

Во-первых, будут утрачены многие социальные гарантии, установленные законом для тех, кто учит и учится исключительно в образовательных учреждениях, но не организациях: отсрочка от военной службы для студентов, досрочные пенсии для педагогов, надбавки за ученые степени и звания для вузовских преподавателей, часть налоговых льгот и т.п.

Во-вторых, статьей 39 Закона РФ «Об образовании» запрещена приватизация именно образовательных учреждений, и, следовательно, как только их статус меняется на организации, приватизация становится возможной, равно как и их банкротство. Более того, статья 43 Конституции РФ, пусть и очень слабо, гарантирует право на бесплатное образование для тех, кто учится в учреждениях, но вовсе не в организациях. Поэтому с изменением статуса школы или ВУЗа конституционные гарантии свое действие прекращают. Не случайно против изменения статуса образовательных учреждений на организации выступили и Союз ректоров, и профсоюзы работников образования и науки, собравшие почти 2 миллиона подписей под письмом протеста. Для того, чтобы остановить новую угрозу разрушения системы образования, наших сил явно недостаточно. Необходимо, чтобы каждое учебное заведение, каждый родительский комитет, каждая профсоюзная организация обратились к Президенту, Правительству, депутатам Госдумы с требованием отклонить законопроект. В противном случае бесплатное образование в России постепенно исчезнет.

О том, что это не домыслы, говорит позиция Правительства по моему законопроекту, запрещавшему сокращать бесплатные учебные места в расчете на 10 тысяч населения в ВУЗах и средних специальных учебных заведениях (соответственно, 192 и 169 на 1 января 2002 г.). Хотя закон не требовал ни рубля дополнительных бюджетных денег, он был провален голосами правительственных фракций «Единство», «Отечество – Вся Россия», СПС и ЛДПР. Впрочем, голосами тех же фракций и Союза правых сил были провалены наши предложения: о сохранении льготы по налогу на прибыль для образовательных учреждений; об увеличении студенческих стипендий в 2 раза с 1 января 2002 г.; о выделении средств на летний отдых студентов в бюджете Фонда социального страхования; о сохранении налоговых льгот издателям литературы, связанной с образованием, наукой и культурой, а также средствам массой информации и т.д., и т.п.

Педагогам, старшеклассникам, родителям и студентам давно пора научиться понимать, что в России политическая реклама партий власти сплошь и рядом отличается от их реального поведения, как схима от грехопадения. Так, подсчет всех без исключения результатов голосования фракций и групп в Государственной Думе за 2001 год дал следующую картину среднего рейтинга поддержки образования: Агропромышленная депутатская группа +88,9 %, КПРФ +86,8 %, «Российские регионы» +55,9 %, «Яблоко» +47,9 %, независимые депутаты +36,0 %, «Народный депутат» +32,2 %, «Отечество – вся Россия» +31,2 %, СПС +22,2 %, ЛДПР +11,6 %, «Единство» -22,0 %. Следует отметить, что в 2000 г. фракция КПРФ была первой, а Агропромышленная группа – второй. В свою очередь, отрицательный рейтинг «Единства» означает, что депутаты этой фракции голосовали против образования чаще, чем «за». До тех пор, пока наш народ и, в частности, образовательное сообщество не научится отличать тех, кто его защищает, от тех, кто выворачивает ему карманы, мы будем жить так, как живем, и при этом не уставать удивляться, почему так плохо.

3. Работа для Омской области: дела малые и немалые

Странная все-таки психология у многих наших людей: если, например, огромными усилиями депутатов удается «пробить» через закон льготы по жилью, коммунальным услугам и телефону для ветеранов и инвалидов, или 25-процентную надбавку для сельских учителей, медиков и работников культуры (еще в 1990 году), или компенсацию за методлитературу для работников образования, или пенсии за выслугу лет (досрочные пенсии) для медиков и педагогов детских образовательных учреждений, или право на отсрочку от военной службы для студентов, или что-нибудь другое в том же роде, это считается само собой разумеющимся. Если же предприниматель перед выборами «отщипывает» от прибыли немного денег и начинает чинить двери, покупать компьютеры или финансировать новогодние елки, в нем тут же видят благодетеля.

Но, что делать, с психологией приходится считаться, и каждый работающий депутат выступает «добытчиком» для своего округа, города, региона, пытается решать не только законодательные, но и чисто прагматические проблемы различных организаций. В прошедшем году такую работу продолжал и я.

Компьютеризация.

Что в нашем регионе есть областная программа обеспечения школ компьютерами, знают все. Однако мало, кто знает, что в 2001 году почти 2/3 денег на эту программу (22 миллиона из 34) – это деньги, которые мы (Комитет по образованию и науке) заложили в федеральный бюджет. Более того, Омская область не смогла вовремя проплатить свою часть, и пришлось 3 недели буквально «висеть» на телефоне у министра образования и его первого зама, чтобы наши компьютеры не были переданы в другие регионы. Поэтому с уверенностью могу сказать, что без моей работы сельские школы нашей области не получили бы, по крайней мере, 3 из каждых 5 компьютеров, т.е. более 900 из 1500.

Аналогичная ситуация возникла в 2002 году с компьютеризацией школ Омска, других городов и поселков городского типа. Один миллиард рублей федеральных денег на компьютеры в федеральный бюджет заложили именно мы, и сейчас, когда пишу отчет, точно так же приходится убеждать министра образования не отдавать омские компьютеры в другие регионы из-за несвоевременного перечисления денег нашей областью. Разница лишь в том, что в городские школы за счет выделенных нами средств поступят не 3, а лишь 2 из каждых 5 компьютеров. Но и это немало.

Сверх всех программ, исключительно на личных связях в прошедшем году удалось помочь компьютерами школам в Крутой Горке и Горячем Ключе. За счет ранее полученных денег открылся и компьютерный класс в школе № 100 («Порт-Артур»).

Деньги федеральные, объекты и люди – омские.

Осенью прошлого года губернатор области обратился к депутатам с просьбой поддержать омские интересы в бюджете 2002 года. Только по этому обращению мною было подготовлено и направлено ко 2-му и 3-му чтениям 74 поправки к закону о федеральному бюджете на 2002 год. Поправки направляли и другие омские депутаты. В результате бюджетом на 2002 год по федеральной адресной инвестиционной программе для омских объектов предусмотрены следующие суммы (см. поправки № 1493, 1494, 1495, 1501, 1502, 1503): на строительство нового аэропорта – 35,5 млн.; на техническое перевооружение Омской ГТРК «Иртыш» – 4 млн.; на реконструкцию городской больницы под детскую областную фтизиобольницу – 6 млн.; на завершение строительства Ивановского детского дома – 4 млн.; для Нежинского геронтологического центра – 4 млн.; для Кадетского корпуса – 2 млн. руб.

В дополнение к этому мне удалось предусмотреть в бюджете 2 млн. рублей для Омского госпедуниверситета, 2 млн. – для «Полета» (в связи с освоение самолета АН-70), 4 млн. – на реконструкцию спортивных сооружений Сибирской государственной академии физической культуры, а также сохранить 25 млн. для Омского классического университета (эту большую сумму все время пытались «срезать» не только депутаты, но и представители Правительства). Таким образом, сверх того, что первоначально было включено в бюджет, только по Федеральной адресной инвестиционной программе удалось «пробить» для Омской области 34 млн. рублей.

Назову другие организации, которые за прошедший год при моей поддержке получили помощь:

  • каждая библиотека в сельской школе – комплект учебно-методической литературы;
  • училище олимпийского резерва – 750 тыс.;
  • областная станция юннатов – 500 тыс.;
  • библиотека для незрячих – литературу, изданную специальным шрифтом, и «говорящую книгу»;
  • школа-интернат № 14 для незрячих детей – тифлооборудование, специальную литературу;
  • коррекционная школа-интернат в с. Петропавловка – компьютеры;
  • школа-интернат № 7 для глухих детей – звукоусиливающую аппаратуру «Отикон»;
  • специальный детский сад № 278 – физиооздоровительное оборудование;
  • детский сад № 304 компенсирующего вида – 380 тыс.;
  • детский сад № 268 комбинированного вида – оборудование для детей с церебральным параличом «Аконит»;
  • детский дом им. Руденко (с. Бологое) – трактор;
  • Ачаирский детский дом – класс трудовой реабилитации и профессионального обучения столярному делу;
  • городской детский дом № 2 и кадетская школа-интернат № 9 – по автомобилю УАЗ;
  • детский дом в с. Колосовка – оборудование по обучению по автоделу;
  • станция юных техников – столярное дело;
  • центр детско-юношеского туризма – спортивное оборудование;
  • Сибирский профессионально-педагогический колледж – средства на оборудование для котельной Сосновского филиала;
  • педагогический университет – дополнительные средства на капитальный ремонт, приобретение оборудования, 150 тыс. руб. на проведение научных исследований в области радиофизики;
  • технический университет – 10 дополнительных бесплатных учебных мест для студентов;
  • городская психологическая служба – компьютерное оборудование;
  • Центр госсанэпиднадзора в Омской области – 250 тыс. руб. на приобретение оборудования.

Министром культуры принято решение о выделении Омскому областному музею изобразительных искусств им. М.А. Врубеля 38 тыс. руб. на специальную программу развития средствами искусства детей с ограниченными возможностями здоровья.

Когда не дают бюджетных денег, приходится обращаться в благотворительные организации. Так, школа № 14 для незрячих детей нашими усилиями получила в прошедшем году мебель, технические средства обучения и хозтовары на общую сумму около 137 тыс. руб. Лишенный возможности передвигаться инвалид А.А. Вигерин получил специальный подъемник ценою около 2 тысяч немецких марок.

Не деньгой единой…

Жизнь в условиях даже криминального российского капитализма, слава Богу, не сводится только к деньгам. По-прежнему моральная поддержка значит немало, особенно в органах власти. Мне очень нравится формула «злоупотребить личными отношениями на пользу делу». Таким образом в прошедшем году удалось помочь многим омским учебным заведениям решить важные вопросы, в т.ч.:

  • классическому университету – сохранить контингент студентов, намного превышающий предельную численность, установленную лицензией – в противном случае новый набор на 1-й курс оказался бы невозможным!
  • педагогическому университету – открыть философский факультет;
  • Омскому гуманитарному университету – узаконить деятельность отделения журналистики;
  • Сибирской автодорожной академии – сохранить государственную аккредитацию специальным решением министра образования. Проблема возникла из-за неожиданного и нелепого решения Правительства, связанного с ликвидацией Ханты-Мансийского филиала СибАДИ и созданием Югорского университета.

К юбилею Союза омских художников впервые удалось организовать выставку их работ в Государственной Думе. Выставка оказалась успешной – пусть знают наших и в Москве!

Как и прежде, регулярно веду прием граждан по личным вопросам, причем не только из своего избирательного округа.

Как и прежде, перечисляю тем, кто нуждается, часть депутатской зарплаты, на мой взгляд, слишком большой на фоне бедности большей половины населения. Сумма за 2001 год составила 36 тыс. рублей.

Разумеется, своими и чужими средствами помочь удается далеко не всем. Поэтому, как и прежде, уверен: главным результатом депутатской работы должны быть хорошие законы и строгая ответственность тех, кому положено их исполнять.