Поиск
ГлавнаяНовостиОбществоНа родине Великого Барда

На родине Великого Барда

14.02.2003

С 14 по 19 января в городе Стратфорд-на-Эйвоне (Великобритания) проходила Четвёртая международная образовательная конференция "Обучение гражданственности через произведения Шекспира", подготовленная и организованная Трестом по опеке над мемориальным комплексом В.Шекспира при содействии Британского Совета и Совета Европы. В её работе принимали участие 35 преподавателей английского языка из двадцати стран Европы, включая Австрию, Бельгию, Германию, Грецию, Данию, Италию, Испанию, Кипр, Мальту, Португалию, Словению, Турцию, Финляндию, а также Россию, которую представляла преподаватель кафедры английского языка ОмГПУ Ирина Владимировна Бердникова.

Шекспир

"Зимняя сказка..." Именно такой – сказочной, зимней по английским меркам, конечно, предстала Англия ясным январским днём. Пронзительная синева неба, яркий солнечный свет, зелень листьев и травы, подёрнутая искрящейся изморозью, и первые цветы года – подснежники. Это ощущение сказочности не покидало всю неделю пребывания на родине Шекспира – в тихом, умиротворённом городке Стратфорд-на-Эйвоне.

Вечером первого же дня мы, участники семинара, в пальто и куртках, тесно прижатые друг к другу, сидели на жёстких деревянных скамьях шекспировского королевского театра "Лебедь" и с восторгом следили за перипетиями трагической судьбы Кориолана. Действие пьесы по прихоти режиссёра было перенесено в эпоху средневековой Японии, и шекспировские герои в кимоно издавали гортанные боевые кличи, пили сакэ и бешено размахивали копьями и самурайскими мечами. А восстание бедноты словно воссоздавало события "культурной революции" в Китае. Спектакль ошеломил красками, профессиональной игрой актёров, необычностью сценического решения. Сцена была выдвинута в зрительный зал, и по ходу представления в разных концах зала — в партере, на ярусах – возникали действующие лица и пугали зрителя леденящими кровь воззваниями к расправе. На головы сыпалась мишура, в лица летели брызги "пота" и "крови" самурайских воинов, а в ушах ещё долго звенело стаккато национальных японских ударных инструментов. Эффект присутствия и вовлечённости зрителей в "перформанс" был полным.

Подобное новаторство для европейского театра, смешение разностилевых эпох, модернизация классических постановок – дело обыденное. Режиссёры соревнуются в поисках новых и неожиданных ассоциаций, культурно-исторических аллюзий, которые помогли бы ярче высветить актуальность старых тем. Несколькими годами раньше мне посчастливилось видеть на основной сцене Королевского Шекспировского Театра в Стратфорде трагедию Шекспира "Ромео и Джульетта", действие которой разворачивалось в XIX веке на Сицилии. Трагедия кровавой мести разыгрывалась в буйстве мафиозных страстей и приобрела мрачный оттенок вендетты противостоящих кланов.

Второй спектакль, предложенный нашему вниманию в рамках программы, – "Виндзорские насмешницы" – уносил в послевоенную Англию конца 40-х годов прошлого столетия. Костюмы, бутафория, атрибуты сценического действия воссоздавали время национального подъёма и единения, и потому были более созвучны озорным шуткам и проказам шекспировских персонажей. Но дело даже не в том. Изначальный, внутренний ритм комедии, прочувствованный актёрами, их блестящая игра увлекали, и "временная накладка" отходила на второй план. Властвовал сочный и выразительный язык Шекспира, что, в сущности, является главной целью трёх основных задействованных в театре сил — драматурга, режиссёра и актёров.

Вообще стоит отметить, что Стратфорд-на-Эйвоне – это не только и не столько родина Шекспира, куда стремятся попасть тысячи туристов со всех концов земного шара. Это также и "театральная мастерская", где каждая школьница мечтает о сценической карьере, а каждая школа, колледж или лицей ежегодно выносит на суд зрителей собственную интерпретацию шекспировских драм. В программу конференции входило посещение показательных уроков в средних учебных заведениях Стратфорда, и для семи участников это посещение оказалось также и исторически-познавательным. Мы побывали в старейшей классической школе для мальчиков имени короля Эдуарда VI, основанной в ХVI в., где, по преданию, учился сам Вильям Шекспир. Сейчас это – престижное закрытое учебное заведение, в котором обучаются мальчики с 11 до 18 лет из многих стран мира. Урок, посвящённый изучению гражданственности на материале трагедии "Кориолан", проходил в огромном старинном классе, где стоят парты XVIII в., изрезанные надписями нерадивых учеников трёх столетий. Одна из них выдаётся за парту, за которой якобы сидел будущий драматург, о чём с улыбкой поведал нам преподаватель школы. Чести сидеть на этом месте удостаиваются самые прилежные и успевающие ученики.

Предания старины и современность, как в школе, так и в городе, соседствуют бок о бок, мирно уживаются и даже сотрудничают. В беленой известью, обитой деревянными панелями старой библиотеке с низкими сводами и нависающими балками стоят компьютеры, подсоединённые к Интернету. С домиком, в котором родился В.Шекспир, соседствуют закусочная "Макдональдс" и автостоянка, что в первую очередь ценят туристы. По клоптонскому мосту через реку Эйвон, с которого началось паломничество молодого Шекспира в Лондон, проносятся современные грузовые гиганты и бесшумные легковушки. А под его сводами величественно проплывают многочисленные семейства лебедей, чувствующих себя в безопасности под протекторатом английской королевы.

Дом, где родился Шекспир

Дом, где родился Шекспир (фото с сайта www.pac.ru)

Это же смешение стилей мы ещё острее ощутили в Лондоне при посещении восстановленного театра "Глобус", основанного в 1599 г. группой пайщиков, в которую входил и Шекспир. Огромный, рассчитанный на 600 зрителей театр-арена под открытым небом буквально теряется среди великолепия и помпезности сверкающих модерновых махин из стекла и пластика, стоящих сплошной стеной по обоим берегам Темзы. Но, оказавшись в зрительном зале "Глобуса", посидев на уже привычных деревянных скамьях, услышав со сцены бессмертные шекспировские строки, проникаешься духом елизаветинской эпохи, уносишься в волшебный мир шекспировских сказок и преданий и забываешь о суетном и разноязыком мегаполисе. Чувствуешь, как через слово Великого Барда в тебя проникает вечность.

И отходят на второй план споры о том, кто же является подлинным автором великих творений – стратфордский заимодавец Вильям Шакспер (а именно так звучит имя не драматурга, но стратфордского горожанина), граф Оксфорд или Роджер Мэннерс, V граф Ретленд, глава поэтов "бельвуарской долины". Или целая плеяда блестящих поэтов и драматургов, среди которых называют имена Бена Джонсона, Фрэнсиса Бэкона, Кристофера Марло, Джона Флетчера и супругов Пембрук, которые под маской безвестного тогда Вильяма Шакспера создавали славу и гордость английской "поэзии", непревзойдённые и поныне. Магия слова всегда остаётся загадкой, равно как и магия творца. А побеждающей истиной в спорах о подлинном лице автора всегда останутся его бессмертные творения.

И.В. Бердникова,
преподаватель ОмГПУ